?

Log in

No account? Create an account
 не удержался-таки, оставил на Богослов.ру комментарий-детектор, к спору о том, прав я или нет в своем утверждении, что "никто из отстаивающих здесь неприкосновенность текстов XVII века (за исключением, м.б., монашествующих и бельцов с филологическим ВО) НЕ ПОНИМАЕТ смысла большинства изменяемых песнопений ВО ВРЕМЯ БОГОСЛУЖЕНИЯ". Вот и проверим, среагирует ли простой народ на ошибку, или только практикующие батюшки, или же спецы. Хотя эксперимент, конечно, очень косвенный, да прямого и быть не может.
 По поводу дискуссии на www.bogoslov.ru/text/1762795.html
Я не ожидал, что так много людей будут прямо признаваться в том, что в Церкви им нужна не жизнь по воле Божией, а чтобы было ТАК, КАК ОНИ ЛЮБЯТ: «Вот Вам самый главный аргумент: - мы любим этот язык. … НЕ прикасайтесь к нему» (Галина, 21.06.2011). Они в открытую ставят выше заповедей Христа СВОЙ КОМФОРТ (напр., «крайне режет слух» (Галина Павловна, 17.06.2011) – разве «чтобы не резало слух» - это не требование комфорта?). Они с легкостью пожертвуют шансом лучше понять Слово Божие самим (так нужно ли оно им?) и шансом дать другим прикоснуться к глаголам жизни - лишь бы в Церкви все было, как им нравится. Они без сожалений откажутся от тех духовных назиданий, которые может дать им ПОНЯТНЫЙ богослужебный текст (по словам свт. Феофана) - лишь бы все было так, как им привычно (т.е. КОМФОРТНО).

 

Можно ли представить себе худшее небрежение святыней, чем небрежение Словом Божиим? Когда вместо Слова Божия в храме для большинства звучат некие звукосочетания (путь даже очень знакомые и привычные)? Когда вместо молитвы - набор слов, которые на слух никак между собой не связаны? Можно ли представить себе большее кощунство, большее надругательство над святыней, доставшейся нам от равноапостольных братьев?  И не только над ней, но и - надругательство над самой литургией, которая для многих превращается из "жертвы словесной" в непонятные пассы где-то в алтаре?

Одно дело - когда по каким-то объективным причинам текст Богослужения оказался непонятным, и человек в силу обстоятельств не понимает смысла Богослужения: это дело поправимое, это дело духовного роста. И совсем другое дело - когда человек НАМЕРЕННО борется с понятностью Слова Божия для себя и других, намеренно отказывается от шанса прикоснуться к духовному богатству - нет, не богатству звучания ЦСЛ, а богатству богословия, заключенному в смыслах ЦСЛ текстов, и активно защищает ситуацию, мешающую ему и другим глубже понимать Слово Божие.

А «неясность» современных ЦСЛ текстов - очевидна. Говорю это как регент клироса с 17-летним стажем и филологическим образованием (защитил диплом по древнерусской литературе, в свое время подрабатывал репетитором по старославу на родном ГФ). Я твердо уверен, что никто из отстаивающих здесь неприкосновенность текстов XVII века (за исключением, м.б., монашествующих филологов) НЕ ПОНИМАЕТ смысла большинства изменяемых песнопений ВО ВРЕМЯ БОГОСЛУЖЕНИЯ. Не дома, когда есть время разобраться – где там подлежащее, где сказуемое, а, так сказать, "в режиме он-лайн", во время живого пения или чтения.

Более того, и греки сами не поняли бы всех своих инверсий, если бы оригиналы пелись и читались таким образом, как у нас сейчас. Ведь изначально все это у них не вычитывалось скороговоркой, а – пелось, и куда медленней, чем в нашем "обиходе", а главное - по 2-3 раза подряд, как и указано при пении тропарей канонов или стихир ПО УСТАВУ!

Вот парадокс: мы легко выбрасываем одну часть традиции - способ исполнения по уставу, но боремся за другую часть, которая без первой вообще не может толком функционировать! Причем эта вторая часть во многом - совершенно бессмысленная, потому как все синтаксические инверсии в гимнографии (дающие 90% «затемнения» текста) выполняли свою функцию только в греческом оригинале, создавая стихотворный строй; при механическом калькировании инверсии остались, а вот стих - нет. Одно исправление инверсий стало бы великим делом. И это не реформа, это – прояснение, поновление текста, по сути – его реставрация. Такая же, как реставрация иконы или храмового здания.

Я воздержусь от уравновешенного тона и скажу прямо: есть какая-то одержимость в том, с каким рвением "(псевдо)защитники старины" борются с понятностью Слова Божия.

Представьте себе: в храме висит старинная икона, под слоем копоти и почерневшей от времени олифы уже совершенно не видно ни лика, ни имени изображенного. Батюшка говорит прихожанам: "давайте найдем церковных реставраторов, путь приведут святыню в должный вид, а то грех-то какой: в небрежении храним святыню!" А ему в ответ: «ах ты обновленец-либерал, ты чего трогаешь то, к чему мы привыкли! А ну руки прочь от НАШИХ святынь! Ишь чё захотел: олифу соскоблить! У нас копоть на иконе намоленная, у нас олифа благодатная! А если тебе сильно надо – можешь рядом бумажку с комментариями повесить, там вот и напишешь – что, мол, за святой изображен, да как он выглядел, и всякое такое. А нам не надобно, мы и так ее целуем»

Или такой вариант: в богослужебной книге, напр., напрестольном Евангелии, от времени стали не читаемы некоторые слова (воском закапаны, стерлись и т.д.). Батюшка говорит: "новое купить надо". А ему: "ты чего удумал?! Наши предки по этой книге молились, а ты нам новое хочешь подсунуть, да наверняка с еретическими добавками - сейчас других-то ведь и нету!" Батюшка в ответ: "так некоторые слова совсем не разобрать, что же мне, пропускать их вообще, что ли?" А прихожане ему: "а ты не мудрствуй, читай, что прочитывается, а пропустишь чего - мы и так поймем, а не поймем, так и ладно - молиться-то надо не умом, а духом!"

Разве не будет кощунством такое отношение к Священному Писанию? И разве не это самое происходит, когда некоторые слова вообще не разобрать, и их пропускают мимо ушей – но не чтец, а слушатели-молящиеся?

Да, сама книга – тоже святыня, она лежит на престоле, и мы целуем ее. Но каково будет кощунство, если мы будем свято хранить бумагу в переплете, наплевательски относясь к написанному в ней? Если будем чтить средство передачи смысла, пренебрегая смыслом? Если будем чтить суффиксы и приставки, ставя их выше назидательного и спасительного смысла Богослужения?

Еще картина (вполне реальная для некоторых мест, например, Абхазии). Ходят люди на развалины древнего храма, свечки ставят. Молятся как-то. Приезжает батюшка, предлагает храм восстановить. А ему, представьте, в ответ: "не нужен нам твой новодел. На наших руинах камни древние, намоленные, их святые люди здесь положили, а ты все из нового камня построишь, да непонятно, чьими грязными руками, каких-нибудь гастарбайтеров-нехристей. Да еще наши камни при постройке сдвинешь. И наши деды, и прадеды на этих развалинах Богу клятвы давали, это наше святое место, и мы древнего обычая держимся, а ты лезешь с реформами: Храм построить! Литургию служить! Не дадим!"

Вот именно такое кощунственное отношение к нашей величайшей святыне - церковнославянскому языку - демонстрируют его так наз. "защитники". Потому что спорят они здесь - не с обновленцами-реформаторами, не со сторонниками перевода на русский язык, а с теми, кто пытается вернуть ЦСЛ языку настоящую жизнь, отнятую у него в Синодальный период. На три века ЦСЛ язык оказался вынут из живого языкового процесса и законсервирован. А ведь суть ЦСЛ не только в том, что он всегда отличался от разговорного (древне)русского, но и в том, что, отличаясь, он всегда имел с ним живую связь и был ПОНЯТЕН носителям (древне)русского (разговорного) языка. И такую живую связь необходимо восстановить. Сторонники же "консервации" ЦСЛ хотят окончательно превратить его в чучело, залитое формалином, место которому - в кунсткамере. Так ли нужно поступать со святыней?

Пусть так наз. "защитники" в этой ветке ответят на простой вопрос:  Чем ЦСЛ язык XVII века (который они так рьяно защищают) святее и благодатнее, скажем, ЦСЛ языка восточнославянского извода времен Киевской Руси? Или ЦСЛ языка южнославянского извода? Почему они не ратуют за возвращение к исконному ЦСЛ языку (IX века), а хватаются за перевод, сделанный отнюдь не такими благодатными людьми, какими были свв. Кирилл и Мефодий? Ведь именно в 17-м веке стала на Русь проникать «западная зараза» - так чем же тогдашние справщики благодатнее нынешних?  Или Синодальный период - это самое благодатное время в нашей истории, так что именно переводы трехвековой давности оказались такими намоленными? Почему они считают, что ЦСЛ одного извода спасителен, а ЦСЛ другого извода таковым не будет?

 

Или же дело совсем не в этом, и «ларчик открывается просто»: святым и благодатным представляется то, что люди привыкли считать своим? Не Божиим – вверенным для хранения иерархам церковным – а своим собственным? А себя привыкли считать «владельцами и хранителями истины», которым всякие там попы да архиерей не указ? Так это банальный эгоизм и гордыня - и прелесть к тому же, говоря ЦСЛ языком.

P.S. Половина аргументов против поновления ЦСЛ языка и прояснения ЦСЛ текстов – это рассуждения типа «они на этом не остановятся, знаем мы их планы» или «сейчас нет духоносных переводчиков, выйдет только хуже». Это типичный аргумент «Умной Эльзы» из одноименной сказки Братьев Гримм. Всем нашим «умным Эльзам» рекомендую перечитать сказку. А вообще, от подобных страхов есть хорошее лекарство – молитва. Например, общецерковная, соборная молитва об успехе такого благого начинания, как справа (реставрация, поновление, прояснение – как хотите) богослужебных текстов. И, Богу содействующу, все получится.
 в самом конце мая на http://www.bogoslov.ru/text/1723343.html появилась моя статья - "комментарий" к дискуссии об "эффективном менеджменте" в Церкви, поднятой Соколовым-Митричем.  Комментарии же к моей статье оказались для меня несколько неожиданными. Удивили. Интересно было бы узнать мнение других читателей. 

 Развернувшаяся на православных интернет-ресурсах дискуссия на тему "Батюшка и Мерседес" (чем уже не название для басни?) обнаружила одно интересное явление. Я назвал его бы "манихейством наоборот". Такое своеобразное использование слова "дух", которое смахивает на индульгенцию всем и вся... Старое "неважно, что творит, главное, чтобы человек был хороший" (первая и наибольшая заповедь светской этики) приобрело новое звучание: "Неважно, на чем батюшка ездит, главное, чтобы был Духа Христова".

Для иллюстрации проблемы приведу свой ответ с http://www.bogoslov.ru/text/1618264.html , но для полной красоты стоит прочитать изначальный пост, на который я пытался ответить
комм. от 4.05.
Как нам говорил отец Кирилл(Павлов) еще лет десять назад , вопросы о священнике - на чем ездит, что ест , какие часы носит ...где живет - возникают только после того - как СВЯЩЕННИК К ДАННОМУ ЧЕЛОВЕКУ ОТНЕССЯ НЕ ПО СВЯЩЕННИЧЕСКИ .
После общения с настоящим Христова духа священником - таким вопросов не возникает . Сегодня большинство священников - действительно не являются носителями духа Христова ! И поверьте - негативное впечатление останется от общения с таким священником - даже если он ездит на Запорожце , не носит часов , и ест кашу ...
 В дискуссиях об этом - "Каким должен быть и не должен быть священник ?" ( и других ) почему-то не присутствует вот этот гланый 
момент - Батюшка какого духа ?
 Серафим Саровский - сказал : "Стяжи дух мирен ( Дух Святой Христов) и тысячи вокруг тебя спасуться" Сказал , зная обо всех остальных моментах ( и тогда были дорогие телеги, и тогда были иноземные часы, и тогда избы доргие были...) А он , следуя Христову , Апостольскому, Святоотеческому духу сказал - вот единственное и достаточное условие ! И не стал - как мы сейчас 
обговаривать и сравнивать крайности - надо ничего не иметь или можно все иметь ... И как надо священнику...А как не надо ...


Валерию, на комм. от 4.05.

Парадокс в том, что преп. Серафим Саровский, объявивший "дух мирен" ("Дух Христов") единственным критерием, 1000 дней и ночей не на дорогой и комфортной телеге ездил. И только после этого и сказал свои слова. Поэтому просто заявить, что "одно другого не исключает" - этого недостаточно, чтобы понять преп. Серафима. Не исключает, это факт, но и одно к другому не ведет. Поэтому озадаченность тех, кто вопрошает, куда же ведет нас "путь дорогих телег", естественна.

Вы пишете:

====Следить за собой, вникать в себя и в Писание , иметь постоянное общение с Христом , чтобы дух был такой же как и у Него ... )))
Где там слова о машинах - иметь или не иметь и какую? где слова о еде , есть или не есть и какую ?....
"Кто духа Христова не имеет , тот и не Его" ( Ап Павел , Рим. 8 , 9 )====

Мф. 6:25-30. Про машины там действительно нет. Но дело не в цитатах и ссылках, а в логике их использования. Если противопоставлять вещи духу, и говорить, что вещи духу не помеха, тогда дух превращается в некую отговорку, которая априори дезавуирует все возражения. В самом деле, как тогда "дух испытывать"? Это уже некое "манихейство наоборот" получается.

Вещи духу не помеха, это факт. Как может вещь стать помехой для невещественной благодати? "Ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией". Только другая любовь может нас отлучить от любви Божией. Например, любовь к вещам.

Поэтому в вопросах соблазняющихся о Церкви - не только зависть или своеволие/непослушание. Вопрос тех, кто соблазняется о священнослужителях и церковнослужителях, сродни тому вопросу, что служит соблазном в самых обычных семьях. Это вопрос: "Любит-не любит?"

P.S. заметьте, что я считаю, что даже этот вопрос может являться подлинным соблазном, хотя бы потому, что заставляет забыть другой "а сам-то любишь, прежде чем спрашивать?" Но, увы, ни в семье, ни в Церкви от этого вопроса никуда не деться.
 
P.P.S. Однако есть еще более жаркая дискуссия на смежную тему - об эффективном менеджменте в Церкви. И тут уже ваш покорный слуга не смог ограничиться комментарием,  а накатал целую статью, которую в итоге поместили на Богослов.ру www.bogoslov.ru/text/1723343.html Впрочем, про папамобили там тоже есть

P.P.P.S. Чтобы не быть неправильно понятым... Лично знаю молодых священников, у которых две-три иномарки на семью. .Лично знаю маститых настоятелей, которые по-прежнему ездят на "Волгах" (приходских, своей нет). Что на это сказать? Вот преподобный Антоний Великий не полез бы в карман за словом... «Все спасутся, один я погибну». Наверное, единственно правильная реакция на эту ситуацию.
И конечно, наличие крутой иномарки не значит, что владелец любит вещи сильнее Бога. Потому как лично знаю настоятеля, которому джип действительно ПОДАРИЛИ. Не вставать же ему в позу... Так что Валерий в самой сути прав: если по-священнически относишься к ближнему, то вопроса "любит-не любит (и кого/что)" не возникнет. И это все очевидно. Напрягает лишь тенденция публично объявлять "алмазные колесницы" необходимой составляющей пастырского служения.

Теперь эта статья выложена на БОГОСЛОВ.РУ http://www.bogoslov.ru/text/398467.html

ЗДЕСЬ ОГЛАВЛЕНИЕ И НЕКОТОРЫЕ ТЕЗИСЫ ЭТОЙ РАБОТЫ

Конфликт интерпретаций богословских понятий, переведенных на «простой журналистский английский», который произошел в полемике вокруг интервью Блаженнейшего Феофила III, Патриарха Иерусалимского, данного им российским репортерам перед Пасхой 2008 г., заставляет задуматься, что же мы понимаем под ключевыми для Православия словами. 

Казалось бы, разгоревшиеся споры ведутся относительно одного: «чудо» или не «чудо» происходит в Великую Субботу на Гробе Господнем? Однако оказывается, что дискуссия обнаружила неправильную постановку самого вопроса, а точнее весьма неясное понимание (да, наверное, и недопонимание многого другого в Православии) значительной частью наших православных современников того, что же вообще есть чудо с точки зрения Веры Церкви Христовой. Вопрос о «чуде» и его понимании «православной общественностью» в итоге обнажил и более общие вопросы: о том, насколько сами мы понимаем православный взгляд на природу Богослужения, в чем мы видим чудо нашего спасения, насколько мы вообще знакомы с верой, которую исповедуем, и какое же чудо действительно важно для нашей веры — и нашего спасения.

Часть I

 «Чудо» и «знамение»
 
 Не ставя перед собой задачи разобраться в истории богословских определений термина «чудо» (поскольку таковые есть в каждом учебнике по апологетике), рассмотрим термин «чудо» только в одном ракурсе: в его употреблении в библейских и литургических текстах....
 
 Что же мы можем сказать о чуде в его подлинно православном понимании, в контексте вероучения Церкви Христовой? 

А. Чудо как Божественное «вхождение» в тварное Естество ...Чудо, таким образом, — не только и не столько «просто Божие вмешательство» в естественный порядок, а именно Божественное «вхождение», Его присутствие в тварном Естестве.  
Б. Чудо и таинство...
В. Что главное в чуде: эффектность или эффективность?...
Г. Внешние действия благодати не могут быть обязательными...
Д. Чудо проявление воли Божией...
Е. Превращает ли Церковь невещественное в вещественное?...
Ж. Чудо не «дается нам в ощущениях независимо от нашего сознания»...
З. Схождение благодати в Великую Субботу как «знамение»...
И. Схождение благодати в Великую Субботу как Чудо ... предстоятель Иерусалимской Церкви, первым касающийся благодатного огня с Гроба Господня, как человек во плоти, не может быть исключен из категории «всех». ...И Патриарху, как одному из нас и представляющему в тот момент всех нас, может, но не обязательно должно быть явлено чудо схождения Божественной благодати (обязательно происходящее при священнодействии). 
К. Немного о русском паломническом выражении «схождение Благодатного огня»
...Возженный на Гробе Господнем благодатный огнь для христианина - живая связь с «источником нашего воскресения»...Благодать и Истина стали доступными нам через Крест и Воскресение Христовы (Ин.1:17, Ин.16:7). Благодать, ставшая нам доступной через Воскресение, и подаваемая верующим во образе огня, соответственно словам Св. Писания об «огнеобразной благодати»[19] (Деян. 2:3) - вот смысл спасительного, а значит, воистину чудесного священнодействия Великой Субботы.

 Часть II
Какая церковная польза может быть от жарких споров о «необжигающем огне»?
 
 ...Итак, никто из начавших дискуссию на самом деле не оспаривал чуда схождения Благодати. И возникает самый главный вопрос этой дискуссии: почему и о. Андрей, и Блаженнейший Феофил III оказались неправильно понятыми большинством читателей? Ведь отсюда напрашивается простой вывод: возможно, мы не только их не поняли, возможно, мы еще многого не понимаем в самом Православии...

 Чему хотел научить нас греческий Патриарх?
 ...Отказавшись поддерживать тему «удивительного и невероятного» в своем интервью (что удивило, если не шокировало, многих), Блаженнейший Феофил III заставил нас задуматься над тем, чего же мы все-таки ищем в Церкви.
Что для нас ценно в Церкви?...
Искать в Церкви небесное, а не земное. Икать Бога, а не «себя в Церкви»...

На что обратил наше внимание русский диакон?
Народ не должен присваивать себе Христа. ...
Мы не знаем православной веры. ...
Мы не знаем, как вера Церкви выявляется....
Мы не понимаем ценности церковного свидетельства...
мы перестаем видеть Христа за внешними проявлениями священнодействий...

СМ. ПОЛНЫЙ ТЕКСТ НА http://www.bogoslov.ru/text/398467.html
ОТВЕТЫ НА САМЫЙ "БОЛЕЗНЕННЫЙ" ВОПРОС ТЕМЫ (есть ли обман со стороны духовенства)
СМ. НА www.bogoslov.ru/text/398467.html#comment399473
и www.bogoslov.ru/text/398467.html#comment399475